Ваш город:
Новости

ВС разрешил взыскивать моральный вред в пользу ребенка, лишившегося отца до рождения

Факт причинения морального вреда ребёнку, обусловленного смертью одного из родителей, предполагается и в случае, если на момент смерти ребёнок еще не родился, отмечает Верховный суд (ВС) РФ. 


Несчастный случай 

В рамках дела о банкротстве ООО «МаксиСклад» гражданка Елена Офицерова обратилась с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в размере 1 000 000 рублей, составляющей компенсацию морального вреда. 

Заявительница пояснила, что 28 сентября 2018 года от полученной в результате несчастного случая на производстве травмы погиб её супруг, который является отцом её несовершеннолетнего сына, родившегося уже после трагического происшествия. Причиной несчастного случая явилась неудовлетворительная организация производства работ и нарушение норм охраны труда. По мнению Офицеровой, её ребёнку, навсегда лишенному отцовской заботы и опеки, таким образом были причинены глубокие нравственные страдания. 

Определением Арбитражного суда Москвы в удовлетворении заявления отказано. Суд указал на необходимость рассмотрения вопроса о взыскании морального вреда вне рамок дела о банкротстве судом общей юрисдикции. В свою очередь суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что поскольку ребёнок рождён после смерти отца, он не имел к нему глубокой устойчивой привязанности, не осознавал его утраты и не мог испытывать физических и нравственных страданий. Суд округа признал выводы апелляции обоснованными. 

Не согласившись с вынесенными судебными актами, Офицерова обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд. 

Приоритет интересов детей 

Закрепляя в части первой статьи 151 Гражданского кодекса РФ общий принцип компенсации морального вреда, причиненного действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, законодатель не установил каких-либо ограничений в отношении действий, которые могут рассматриваться как основание для такой компенсации, напоминает высшая инстанция. 

«Соответственно, действующее правовое регулирование не предполагает безусловного отказа в компенсации морального вреда лицу, которому физические или нравственные страдания причинены в результате утраты близкого человека, в том числе, когда к моменту его смерти или наступления обстоятельств, приведших к ней, член семьи потерпевшего (его ребенок) еще не родился», — поясняет Верховный суд. 

Он отмечает, что обстоятельства дела могут свидетельствовать о причинении гражданину физических или нравственных страданий действиями, которые явным образом нарушают его личные неимущественные права либо посягают на принадлежащие ему нематериальные блага. 

«Эта позиция в полной мере применима в конкретной жизненной ситуации, обусловленной смертью одного из родителей, когда факт причинения морального вреда ребенку во всяком случае должен предполагаться, в том числе если на момент смерти отца ребенок еще не родился (постановление Конституционного суда РФ от 02.03.2023 № 7-П)», — уточняет ВС. 

Высшая инстанция указывает, что иной подход к вопросу о компенсации морального вреда, причиненного ребенку, родившемуся после смерти отца, не только снижал бы уровень конституционно-правовой защищенности прав таких детей, но и создавал бы в системе действующего правового регулирования, призванного обеспечить эффективную защиту конституционно значимых ценностей, необоснованные препятствия для применения гарантий реализации прав детей на особую заботу и помощь, а также принципов приоритета их интересов и благосостояния во всех сферах жизни. 

Занятая судами позиция недопустима с точки зрения правовой логики и ведет к ситуации, при которой умаляется юридическая и социальная значимость родственных связей между погибшим отцом и родившимся после его смерти ребенком, в том числе – в нарушение принципа юридического равенства, – по сравнению с ситуацией, когда ребенок родился до смерти отца, отмечает ВС. 

Вопреки выводу судов, родившейся после смерти родителя ребенок с неизбежностью осознает лишение отцовской заботы (душевного тепла) и опеки со стороны самого близкого родственника, что предполагает возникновение у него физических и нравственных страданий, резюмирует Верховный суд. 

На основании изложенного ВС отменил оспариваемые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы. 


Источник: РАПСИ

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии.