Ваш город:
Новости

ВС объяснил, без каких признаков нельзя осудить за угрозу убийством

Обоюдный конфликт, переросший в драку, вряд ли может трактоваться как угроза убийством, даже если один из дерущихся испугался, так как его противник физически сильнее, разъясняет Верховный суд РФ.

Обязательным признаком угрозы убийством является ее реальность, а оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий, напоминает он.


Суть дела 

Высшая инстанция изучила дело жителя Курганской области, осуждённого к 360 часам обязательных работ за угрозу убийством. Согласно материалам, подсудимый и потерпевший в ходе обоюдного конфликта избили друг друга, причём травмы получили оба участника драки. 

В жалобе адвокат указал, что описание объективной стороны деяния заключается в нанесении побоев и образует состав административного правонарушения, его подзащитный словесных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему не высказывал, иных угрожающих действий, дающих потерпевшему основания считать угрозу реальной и опасаться ее осуществления, также не совершал.

Позиция ВС 

Статьей 119 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, напоминает ВС.

«Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность своих действий и желает выразить намерение лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью конкретного лица», - поясняет высшая инстанция.

Из приговора усматривается, что угроза убийством выражалась в том, что подсудимый в ходе конфликта, имея умысел на создание реальной угрозы жизни и здоровью потерпевшего, умышленно нанес ему удары руками, металлическим предметом и ногами. Эти действия потерпевший воспринял как реальную угрозу своей жизни и здоровью и у него имелись реальные основания опасаться ее осуществления, т.к. обвиняемый был агрессивно настроен и физически сильнее. 

Однако в судебном заседании осужденный пояснял, что у него произошел конфликт с потерпевшим, переросший в обоюдную драку, в ходе которой они оба наносили друг другу удары, при этом никаких угроз он не высказывал.

В обоснование вывода о виновности суд сослался в приговоре, в том числе на заключение эксперта, о наличии у потерпевших телесных повреждений на лице, которые образовались от действия тупого предмета (предметов) и не повлекли вреда здоровью потерпевшего.

Вместе с тем суд оставил без внимания заключение эксперта о наличии телесных повреждений и у осужденного в виде двух кровоподтеков в области лица, кровоизлияния в слизистую верхней губы, кровоподтека и посттравматического отека мягких тканей первого пальца правой кисти, которые не влекут вреда здоровью человека, указывает ВС.

Мотивируя вывод о виновности, суд указал, что угроза убийством может быть выражена в любой форме и отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по данной статье.

«Между тем по смыслу уголовного закона, угроза убийством - это разновидность психического насилия и может быть выражена в любой форме, устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Содержание угрозы убийством составляет высказывание намерения лишить жизни, угроза рассчитана на запугивание потерпевшего. Обязательным признаком такой угрозы является ее реальность.

Оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий. Субъективный критерий характеризуется намерением виновного осуществить угрозу и восприятием потерпевшим этой угрозы как опасной для жизни. При этом угроза должна быть очевидной для потерпевшего.

Объективный критерий оценки реальности угрозы устанавливается с учетом обстоятельств, характеризующих обстановку, в которой потерпевшему угрожают, личность угрожающего, взаимоотношения потерпевшего и виновного»,  - поясняет ВС.

Между тем, согласно установленным судом обстоятельствам, между осужденным и потерпевшим возник конфликт на почве личных неприязненных отношений.

При этом судом не приведены мотивы, на основании которых он пришел к выводу о наличии у осужденного прямого умысла на совершение угрозы убийством, а также о реальности восприятия такой угрозы потерпевшим.

Исследовав вопрос о субъективном восприятии потерпевшим реальности угрозы убийством, суд надлежащим образом не исследовал и не учел все фактические обстоятельства данного дела, поведение осужденного и потерпевшего, личность обвиняемого, характер взаимоотношений потерпевшего и осужденного, обстоятельства произошедшего между ними обоюдного конфликта, считает ВС.

В связи с чем он отменил обвинительный приговор и направил дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.


Источник: РАПСИ

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии.