Ваш город:
Юридические статьи

Международное правосудие. Итоги 2020

Деятельность международных судов в 2020: наиболее значимые события

Минувший год ознаменовался не только продолжением противостояния международных судебных институтов и государств, но и новым витком в череде таких конфликтов. Так, работа некоторых органов вообще была заблокирована (Арбитражный суд ВТО), а некоторые высшие должностные лица международного правосудия даже попали под санкции (действия США по отношению к Прокурору МУС (Международного уголовного суда)).

Еще одной тенденцией 2020 года стал рост влияния высших судов государств в международной судебной практике. Примером может служить принятое в мае постановление КС Германии о признании решения Суда ЕС ultra vires (принятого за пределами полномочий) или поправка в Конституцию РФ, позволяющая КС оценивать решения международных судебных институтов с точки зрения соответствия Высшему закону России.

Практически все влиятельные международные судебные инстанции в той или иной мере столкнулись с определенным кризисом, переменами или курьезами в своей деятельности.

Международный Суд (МС ООН)

Серьезные потрясения в ушедшем году не коснулись Международного Суда. Но и эта инстанция отметилась необычным решением от 18 декабря, касающимся территориального спора между Венесуэлой и Гайаной. Курьезность ситуации в том, что суть спора лежит в плоскости правомерности постановления международного арбитражного органа от 1899 года. В то время Гайана была колонией Великобритании и называлась Британской Гайаной. Спор, по сути, велся между Венесуэлой и Лондоном. Межгосударственный орган тогда, безо всякого обоснования, вынес решение всего из четырех абзацев, по которому Великобритании отошло 90% спорных территорий.

Однако в 1944 году конфликт разгорелся вновь, после посмертной публикации письма американского юриста, входившего в группу, отстаивавшую интересы Венесуэлы на том противоречивом процессе. В нем отмечалось, что арбитраж 1899 года, под председательством представителя России Ф. Мартенса принял единогласное решение в пользу Великобритании в результате сговора британских членов арбитража и председателя.

В 1962 году Венесуэла отказалась признавать решение от 1899 года. В 1966 году была созвана смешанная комиссия, призванная рассмотреть правомерность арбитражного решения. Ее деятельность ощутимых результатов не принесла. После этого стороны обратились к Генсеку ООН. Но и его посредничество не привело к разрешению конфликта. В 2018 Генеральный Секретарь обратился в Международный Суд с предложением дать оценку решению арбитража от 1899 года.

МС ООН согласился рассмотреть спор по существу, что уже вселяет определенный оптимизм. Ведь Венесуэла, руководствуясь скандальным письмом, по сути, обвиняет в нечистой сделке всю коллегию арбитров. А Венесуэлу в арбитраже 120-летней давности представляли судьи ВС США М. Фуллер и Д. Брюйер.

В целом же, данный спор вынес на повестку дня сложный вопрос о временных рамках в современном международном правовом регулировании, касающийся и процедуры возобновления споров из-за новых аргументов сторон.

Пертурбации в деятельности МУС

Гаагский Международный уголовный суд на протяжении 2020 года буквально трясло от внутреннего кризиса и внешнего давления. 05.03.2020 АП МУС вынесла решение о начале расследования преступлений, совершенных всеми сторонами вооруженного конфликта на территории Афганистана с 2003 года, не исключая солдат и офицеров Армии Соединенных штатов и представителей Центрального Разведывательного Управления. А 11.06.2020 Президент Д. Трамп ввел санкции в судейской коллегии и рядовых сотрудников МУС.

Так, в сентябре Прокурор Ф. Бенсуду и ее ближайший коллега, лишились права въезжать на территорию США, а их финансовые активы были арестованы. Да, в сообщениях для прессы представители МУС утверждали, что орган будет выполнять свои обязанности невзирая на санкции. Но эти заявления больше похожи на попытку сохранить лицо. Ведь уже в декабре Прокурор МУС вынес решение прекратить углубленный анализ действий британских военных в Ираке. Это решение, скорее всего, вызвано стремлением погасить еще один намечающийся конфликт с крупным международным игроком, который мог бы привести МУС к настоящей катастрофе.

Серьезный удар получил Суд и от независимой группы экспертов, опубликовавшей в сентябре свое заключение о работе МУС. Она была создана еще в декабре 2019 года по инициативе государств-участников Римского Статута. В пунктах заключения содержится немало негативных отзывов о принципах работы МУС и его внутренней атмосфере. Так, в п. 62 говорится о недоверии и культивировании страха внутри Суда.

Эксперты также зафиксировали в п. 209 массовость коллективного давления на отдельных сотрудников (травли), домогательств руководителей разного ранга в отношении нижестоящих сотрудников, особенно женщин, проходящих практику и стажирующихся в различных отделах Суда.

В связи с этим публичное выступление Прокурора, в котором она озвучила окончание анализа событий на Юго-Востоке Украины и в Крыму и намерение открыть уголовное дело вряд ли является случайностью. Напомним, Ф. Бенсуду констатировала, что имеющийся в распоряжении МУС материал подтверждает факты преступлений, попадающих под юрисдикцию Суда, вытекающей из декларации Украины от 8.09.2015 о признании юрисдикции Суда, касательно преступлений должностных лиц РФ и руководителей непризнанных республик.

Решение заняться событиями на Украине преподносится как объективное, вызванное стремлением отдать предпочтение наиболее приоритетному расследованию из тринадцати потенциальных, имеющихся на повестке дня, в связи с недостатком ресурсов. Однако, анализируя заявление под углом внутреннего и внешнего кризисов суда, можно с большой долей уверенности утверждать, что Прокурор озвучил субъективный подход МУС в расставлении приоритетов.

Скорее всего, государствам, наиболее горячо поддерживающим Суд, (а это в основном страны ЕС) и, в первую очередь, самому МУС нужна триумфальная история успеха, позволяющая восстановить пошатнувшийся международный имидж этого института. По всем параметрам Украина – лучший вариант. В отличии, скажем, от Колумбии или Филиппин, эта страна находится «под боком». Да и возможное введение санкций РФ будет почти неощутимыми в сравнении с жестким ответом США. К тому же отказ Российской Федерации взаимодействовать с МУС в предполагаемом расследовании и признавать его решения, на реноме Суда не повлияет: отношение стран ЕС к ситуации с Крымом вряд ли изменится в обозримом будущем.

Но для открытия масштабной судебной кампании необходимо сотрудничество со сторонами конфликта. Вероятно и Суд, и Прокурор не сомневаются, что Украина, как один из участников конфликта, на такое сотрудничество согласится безоговорочно. В том числе и в ситуации, связанной с выдачей предполагаемых преступников. И не суть важно, в добровольном порядке Киев это сделает или в принудительном.

Ведь для полного триумфа Суд должен продемонстрировать беспристрастность и объективный подход, показав международному сообществу, что расследование проводится не только в отношении инициатора (Украины), но и его противников. Такой выбор предсказуем. Украина рассматривается как почти беспроигрышный вариант. Но удастся ли Международному уголовному суду воплотить эту вероятную комбинацию на практике, покажет время.

Неудачи и амбиции Суда Европейского Союза

Суд ЕС отличился в минувшем году сразу на нескольких фронтах международного правосудия.

В первую очередь этим институтом был создан интересный прецедент. 8.04.2020 Суд ЕС, первым из международных органов правосудия, принял решение о приостановке деятельности одного из органов Верховного суда государства-участника Европейского Содружества – Дисциплинарной Палаты ВС Польши. Варшава не признала это решение, и 20.10.2020 ДП собралась на заседание, по итогам которого был снят иммунитет с члена варшавского суда И. Тулеи. Мало того, Тулее на четверть урезали зарплату. Напомним, что Игорь – непримиримый противник многих противоречивых законодательных актов польского правительства.

Вторым серьезным поражением Суда ЕС стал конфликт с Конституционным судом ФРГ, вынесшим вердикт, согласно которому ряд постановлений Европейского Центробанка был признан принятым за пределами полномочий, а следовательно, не имеющим юридической силы на территории ФРГ. Неправомерным было объявлено и преюдициальное заключение Суда ЕС, явившееся ответом на соответствующий запрос КС ФРГ.

На фоне этих неудач громкой победой можно назвать получение Судом возможности занять главенствующее положение по сравнению с инвестиционным правом и арбитражами по меньшей мере в ЕС. 03.12.2020 в этот международный орган обратилась Бельгия на предмет проверки правомерности инвестарбитражной оговорки в доработанном и навязываемом Комиссией ЕС ДЭХ (Договоре к Энергетической Хартии).

Многие юристы-международники удивлены тем, что в обновленном договоре эта оговорка оставлена без изменений. Ведь именно она позволила арбитражному органу обязать РФ перечислить 50 миллиардов долларов бывшим держателям акций компании ЮКОС. Следует добавить, что Евросоюз в рамках Комиссии ООН по праву международной торговли выступает за образование института международного правосудия по инвестициям.

Складывается впечатление, что страны Европейского Содружества, разочаровавшиеся в эффективности арбитража по инвестициям, стремятся обрести защитника в лице Суда, вдохновившись одним из его решений (дело C-284/16 Achmea). В рамках его рассмотрения Судом было признано признал, что упомянутая оговорка в тексте инвестиционного соглашения, заключенного между Нидерландами и Чехией, неправомерна. Это решение сподвигло 23 страны ЕС на расторжение всех имеющихся между ними инвестиционных договоренностей 05.05.2020.

Теперь под угрозой и ДЭХ. Секретариат Хартии отмечает, что на данный момент различные арбитражи рассматривают аж 43 спорных дела между инвестиционными компаниями из ЕС и странами Союза. Суд ЕС полагает, что такое количество споров недопустимо и, вероятно, вмешается в сложившуюся ситуацию.

Стоит отметить, что на временный характер данной оговорки обратил внимание КС России в Определении от 24.12.2020 года. Однако позиция Конституционного суда РФ – предмет особого рассмотрения.

Орган по разрешению споров ВТО (ОРС)

Для ОРС Всемирной торговой организации прошедший год ознаменовался глубоким кризисом, вызванным блокировкой деятельности органа по апелляциям этого института (АО). В основе кризиса лежит нежелание вашингтонских властей участвовать в назначении следующих судей АО по истечении полномочий действующих. Из оставшейся тройки судей Апелляционного органа, из-за такой политики Вашингтона, у двоих полномочия истекли 10.12.2019. В течение всего 2020 года члены ВТО пытались решить две вытекающие из сложившейся ситуации проблемы.

Первая касается нерассмотренных обращений, направленных в АО до 10.12. 2019 года (на этот день в АО находилось 14 таких обращений). Вторая – поиск возможных вариантов действий для участников споров в случае несогласия с докладами третейских институтов, озвученных после 10.12.2019.

По первому вопросу решение виделось в рассмотрении жалоб в 2020-2021 годах оставшейся тройкой членов АО, чьи полномочия фактически продлевались без единогласного решения стран-участниц ВТО. США категорически не согласились с таким способом решения проблемы. Еще в ноябре 2019 года Вашингтон отказался голосовать за двухлетний бюджет ВТО, мотивируя свои действия необходимостью снизить траты АО в связи с сокращением числа его членов.

ВТО попыталась убедить США изменить позицию хотя бы 4 жалоб из 14, на рассмотрение которых согласятся и проголосуют за их финансирование все участники Всемирной торговой организации. Но представители Соединенных штатов были непреклонны.

Тем не менее одна жалоба все же была рассмотрена (дело Australia - Tobacco Products and Packaging). А затем, вынесшие решение по этому делу члены АО, рассмотрели еще два обращения вопреки позиции США. Кстати, одно из них было обращением Канады с претензией в отношении Соединенных Штатов.

Вашингтон на эти действия АО отреагировал жестко. 05.05.2020 представители США выступили с заявлением, в котором указывали, что доклады АО по вышеперечисленным жалобам не имеют юридической силы, так как в их составлении участвовали физические лица, не наделенные полномочиями рассматривать апелляции, а значит их заседания и постановления не обладаю юридической силой.

Что касается возможности подавать жалобы после 10.12.2019, то члены ВТО в этом вопросе действовали исходя из трех возможных способов решения проблемы. В первую очередь государства просто не подавали апелляций, соглашаясь с докладами третейских институтов. Второй вариант предполагал подачу жалобы, что называется « в пустоту» («appeal into the void»). Такая практика предполагает, что поданная апелляция будет рассмотрена после возобновления работы АО и не имеет временных рамок. В этой ситуации решение третейского института не вступает в силу, зависая в воздухе на неопределенный срок.

«Апелляцию в пустоту», например, подал ЕС, проиграв РФ дело, касающееся энергокорректировок. Третьим способом выхода из тупика стало использование альтернативного механизма рассмотрения апелляций. Так, Европейский Союз предложил членам ВТО подписать Соглашение, предусматривающее временное апелляционных вопросов (MPIA). В преддверии 2021 года к этому договору присоединилось 23 государства.

Многие наблюдатели полагают, что занятие Дж. Байденом поста Президента Соединенных Штатов может способствовать разрешению кризиса в ОРС ВТО. Но, если Вашингтон все же согласится голосовать за назначение новых членов Апелляционного Органа, то выдвинет встречные требования. Поэтому, даже при смене позиции США, встанет вопрос о приемлемости требований Вашингтона для остальных участников ВТО, и о том как далеко согласятся зайти последние в противостоянии с мировой сверхдержавой.

Стоит добавить, что начавший «войну» с ВТО Б. Обама, так же как и Байден, был демократом, а значит надежда на резкую смену политики Вашингтона в отношении ВТО весьма призрачная.

Европейский Суд по Правам Человека

Прошедший год прежде всего интересен не конкретными делами ЕСПЧ, а общими ситуациями, демонстрирующими нынешнее положение дел в Европейском Суде по Правам Человека соотносительно с международным правом.

Знаменательным событием 2020 года стало возобновление переговоров о присоединении ЕС к Европейской Конвенции о правах человека. Напомним, что они были прерваны в 2014 году. Тогда Суд Европейского Союза вынес Заключение № 2/13, в котором назвало положения Соглашения о присоединении ЕС к Конвенции не соответствующими праву Европейского содружества. В ушедшем году Комиссия ЕС фактически согласилась с замечаниями Суда ЕС завив, что Проект Соглашения может быть изменен с учетом Заключения. Результат переговоров довольно туманный, если принять во внимание тот факт, что модернизированный Проект снова будет представлен на рассмотрение в Суд ЕС, который гораздо строже стал придерживаться концепции автономии права Европейского Союза по сравнению с 2014 годом.

Также в 2020 году значительно усилилась критика судебной практики, при которой судья ЕСПЧ рассматривает априори неприемлемые апелляционные жалобы единолично. Такая процедура, применяемая с 2010 года на основании Протокола № 14, позволила значительно снизить огромное количество «зависших» в ЕСПЧ дел, спасая таким образом Суд от неминуемой катастрофы. Обладая правом самостоятельно определять какие жалобы следует отнести к категории заведомо неприемлемых и правом единоличного судьи, ЕСПЧ активно этим пользуется, причем довольно жестко. Примерно 80% поступающих в Суд жалоб не принимаются к рассмотрению.

На практике, судьбу таких обращений решают сотрудники секретариата ЕСПЧ, а судья просто утверждает целый список отбракованных жалоб, где суть каждой отображена всего лишь в одной строчке. Решения по таким делам не подлежат публикации и обжалованию, а также не сопровождаются никакими пояснениями. Именно это и вызывает критику со стороны не только экспертов, но и институтов по правам человека при ООН, и рассматривается рядом авторов как произвол. Международная обеспокоенность этой стороной деятельности ЕСПЧ тем более понятна, если учесть, что немало отбракованных Судом жалоб принимаются к рассмотрению упомянутыми институтами по правам человека, созданными при ООН, которые критически смотрят на принятие решений единоличным судьей.

Следует отметить, что усиливающаяся международная критика ЕСПЧ в рассмотренном вопросе косвенно подтверждает правильность позиции РФ отношении Протокола № 14. Тогда, в 2010 году, Россия до последней возможности отказывалась ратифицировать Протокол, как раз и указывая на высокую вероятность просчетов при рассмотрении заведомо неприемлемых жалоб единоличным судьей.

Еще один немаловажный момент в деятельности ЕСПЧ в 2020 году – продолжение действия практики решений, носящих консультационный характер на основании Протокола № 16. Суды присоединившихся к Протоколы государств наделены правом обращаться в ЕСПЧ за толкованием положений Конвенции о правах человека. Предполагается, что такая практика позволит снизить количество обращений в ЕСПЧ. Толкования положений Конвенции Судом позволят национальным судебным инстанциям выносить решения, основываясь на стандартах ЕСПЧ, а также привести к общему для всех стран знаменателю реализацию их обязательств по Конвенции.

29.05.2020 года ЕСПЧ выдал всего лишь второе за два года заключение консультативного характера на основании Протокола № 16. Запрос поступил от Конституционного суда Армении. Исходя из количества запросов, можно констатировать, что пока активного диалога между ЕСПЧ и высшими национальными судами не получается. То же можно сказать и о рассмотренных выше преюдициальных заключениях Суда ЕС. Высшие внутренние суды государств предпочитают выносить решения без оглядки на международные судебные инстанции.

Суд Евразийского экономического союза

В 2020 году в Суде ЕАЭС произошло немало интересных событий. Так, под занавес года, состоялась предусмотренная приложением (Статутом) к Договору о ЕАЭС замена руководства Суда. Пост Председателя заняла представительница Армении Э. Айриян, а ее заместителем стал судья от РФ К. Чайка.

Кроме того прошедший год отмечен ростом эффективности консультативной деятельности Суда. И это касается не только привычных решений, касающихся организационных вопросов деятельности ЕАЭС. Заключение Суда от 10.07.2020 помогло не допустить развития конфликта Евразийской экономической комиссией и Российской Федерацией (дело о лизинге).

Процессом года в Суде ЕАЭС можно назвать рассмотрение обращения компании ТЛК. Жалоба рассматривалась Коллегией суда, затем Апелляционной палатой, после чего оказалась на рассмотрении Большой коллегии. Прохождение всех трех инстанций органа снова продемонстрировало, что Суд ЕАЭС пока окончательно не определился, ориентироваться ли ему на ЕСПЧ и выступать как институт, защищающий права бизнеса, или сосредоточится на вопросах интеграции стран-участниц Союза.

Если Суд качнется в сторону второго направления в своей деятельности, то оптимальным вариантом будет ориентация на Суд ЕС, не останавливающийся перед ограничением прав человека, если того требуют интересы интеграции. То есть права человека в этом случае являются всего лишь неким инструментом, которым можно поступиться для достижения общей цели стран-участниц Союза

Конец года, после обновления руководства Суда, оставил и неприятный осадок. Один из членов органа выразил два особых мнения. В этом нет ничего противоречащего принципам Суда, но вызывает вопросы форма, в который эти мнения были выражены. Формулировки, содержащиеся в данных заявлениях выглядят не как конструктивные замечания, а как жалоба и обвинения в отношении большинства, не желающего учитывать карьерные устремления и амбиции этого члена Суда.

Складывается впечатление, что за этими особыми мнениями кроется попытка подорвать авторитет судебного органа ЕАЭС и саботировать его решения, стремясь публично продемонстрировать, что и большинство способно совершать серьезные ошибки. Тем более, что такие заявления не предполагают комментариев со стороны других его членов, а также какой-либо ответственности. Вероятно, автор мнений учитывал эти принципы и воспользовался безнаказанностью.

Остается надеяться, что Суд ЕАЭС и его новые руководители смогут найти законные рычаги, для противодействия таким выпадам, не позволяя в дальнейшем ставить под сомнение свою компетентность и авторитет, а страны-участницы Союза не пойдут на поводу таких личностей и продолжат способствовать укреплению и развитию Суда. Ведь, по сути, Суд ЕАЭС – орган, отражающий устремления подавляющего большинства граждан стран-участниц Союза. Его нормальное функционирование – веское доказательство того, что сам ЕАЭС может существовать и развиваться. А его институты ничем не хуже подобных международных органов.

все статьи
Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии.