Перейти на старый сайт Ассоциации юристов России
×
Ваш город:
Новости

Интервью с председателем Правления Ассоциации юристов России Владимиром Груздевым

О качестве подготовки российских юристов, обсуждаемых изменениях процесса защиты граждан в суде, ужесточении наказания для банкиров и реформе судопроизводства «Газете.Ru» рассказал предправления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

— В последнее время очень много внимания уделяется вопросу повышения качества образования юристов. Какова позиция ассоциации по этому вопросу?

 — Тема качества юридического образования всегда была в центре нашего внимания как профильной ассоциации, а в феврале прошлого года стала предметом активной работы АЮР. Отстоять права своего доверителя для непрофессионального юриста – задача сложная. Неверное решение приводит порой к непоправимым обстоятельствам: судебное решение, вступившее в законную силу и не оспоренное, почти не дает шансов на его пересмотр в вышестоящей инстанции. Случаев пересмотра, когда, например, вскрываются вновь открывшиеся обстоятельства – единицы.

Наши коллеги, сопредседатели и руководители региональных отделений, профессиональные юридические сообщества (адвокатские, нотариальные, корпоративные) очень много говорили о том, что в девяностые качество юридического образования изменилось в худшую сторону, но сейчас меняется к лучшему. Посудите сами, если в советские годы юридических вузов и факультетов, которые давали юридическое образование, было порядка 50 на весь СССР, то уже в начале нулевых такой диплом выдавало более полутора тыс. вузов и их филиалов. То же и с выпуском специалистов: в советские годы из вуза выходило не более 35 тыс. юристов ежегодно, а в 2016 году таких выпускников уже было почти 110 тыс. И это не всегда профильный правовой вуз.

Согласитесь, выпускник, скажем, сельскохозяйственного вуза по специальности «юрист» — звучит странно. Очевидно, что «правовой» рынок труда был перенасыщен специалистами, многие из которых в юриспруденции ориентировались «по верхам».

Достойно устроиться на работу удалось лишь 15% из общего числа этих выпускников.

Последние пять лет АЮР проводила программу по общественной аккредитации учебных заведений юридического профиля. К примеру, в мае текущего года был зарегистрирован «Экспертный центр Ассоциации юристов России по оценке качества и квалификации в области юриспруденции». По итогам этой работы, с учетом данных АЮРовской аккредитации Рособрнадзором, количество вузов существенно сократилось. На мой взгляд, программы подготовки юристов в вузах должны быть более единообразные, тогда это позволит «повысить планку» и самих образовательных организаций.

Вопрос профессионального «качества» юриста мы обсуждали, в том числе, с профильными министерствами. И есть уже определенные результаты в этом направлении: например, сегодня нельзя защитить докторскую диссертацию по юриспруденции, если кандидатская диссертация была защищена по другой специальности.

Дальше, я думаю, нужно исключить возможность защиты кандидатской диссертации, если у тебя нет статуса магистра по этой же специальности.

— Расскажите о спорной ситуации, которую сейчас активно обсуждает юридическое сообщество: кто должен представлять интересы граждан в суде, на ваш взгляд? Есть распространенное мнение, что это должны делать только адвокаты, то есть лица, имеющие такой статус, а не просто юридические представители, работающие по доверенности.

— Уровень правовой грамотности в обществе повышается. Согласно идее законопроекта Павла Крашенинникова, в российских судах защищать интересы граждан и организаций смогут только представители с высшим юридическим образованием, полученным в России и СССР, за исключением случаев, предусмотренных законом. Кстати, сегодня порядка 10% от всех членов АЮР – профессиональные защитники (адвокаты). Их мнение мы всегда готовы учитывать в работе Ассоциации по совершенствованию правовых механизмов урегулирования споров между доверителями. В уголовном процессе, как известно, существует адвокатская монополия. В гражданском и административном пока такой монополии нет, возможно, она появится в будущем. Но сегодня предлагается дать только дипломированным юристам право защищать интересы своих доверителей в судебных инстанциях.

Все, что делается в рамках предложенных изменений, направлено на повышение качества правовых услуг. Чтобы, например, граждане со средним специальным образованием не могли представлять интересы своих доверителей в суде. При этом, конечно же, у физических и юридических лиц должна остаться возможность представлять свои интересы в суде самостоятельно как по гражданским, так и по административным делам. Кроме того, напомню, представлять граждан смогут органы опеки и другие уполномоченные ведомства в случаях, оговоренных законом.

— Депутаты осенью планируют принять законопроект, который позволит взыскивать личные активы у провинившихся банкиров. В частности, работа идет в рамках комитета Госдумы по госстроительству и законодательству. Ассоциацию к ней привлекали, как вы относитесь к этой инициативе?

— Я думаю, что предложения вытекают во многом из той судебной практики, которая сложилась. Замечу, что и сейчас есть возможность привлекать к субсидиарной ответственности владельцев или бенефициаров банков. Сейчас речь идет о том, что нужно четко все прописать, устранить все спорные моменты. Мы в курсе работы, которая происходит.

Вообще вопрос с повышением ответственности банкиров сейчас как никогда актуален. За последние три года примерно у 350 банков была отозвана лицензия, либо они были санированы. При этом под санацию попадают банки из Топ-20. Банкам на поддержку за последнее время, с учетом последних кейсов с «Открытием» и «Бинбанком», было выдано около 2,5 трлн руб. Это еще, если не учитывать поддержку банков через механизм ОФЗ. Эта поддержка банков, на минуточку, сравнима почти 20% годовых расходов федерального бюджета. Долгая нагрузка всех регионов России – это примерно 2,3 трлн руб. Регионы получили в качестве поддержки бюджетных кредитов чуть больше, чем на триллион рублей. То есть в 2,5 раза регионы получили меньшую поддержку, чем банки.

Кроме того, активно обсуждается инициатива с повышением ответственности бухгалтерских служб кредитно-банковских организаций, так что поверьте, у законодателей есть и желание и возможность разобраться с этой проблемой.

— Как вы относитесь к предложенной Верховным судом процессуальной реформе судопроизводства, настолько эти предложения сейчас актуальны?

— Приведу вам несколько примеров, чтобы была понятна моя позиция. В этом году, как ожидается, в Службу судебных приставов поступит примерно 90 млн исполнительных листов, в прошлом, для сравнения, было примерно 80 млн, таким образом, прирост составляет более 10%. При этом судебных приставов — исполнителей, в чьей компетенции находится исполнение судебных решений — почти 27 тыс. человек.

Вот и получается, что нагрузка на одного судебного пристава-исполнителя более 3 тыс. исполнительных производств в год! Объем судейской работы не меньше. У некоторых служителей Фемиды бывает по 100 дел в месяц.

В принципе, «норма» обычного арбитражного суда в таких регионах, как Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Краснодарский край, — от 60-ти до 80-ти дел на одного судью. При этом нужно учесть, что у человека всего 22 рабочих дня в месяц. А чтобы рассмотреть дело, нужно всех уведомить, вникнуть в суть, отписать его потом: вообще нельзя выдавать решение на скорую руку.

— И, по вашему мнению, нужно разгружать систему?

— Одно из направлений – это принятие закона о социальных гарантиях ФССП, которые обеспечили бы более высокие зарплаты и гарантированный соцпакет. Сейчас в регионах годовая «текучка» кадров среди судебных приставов составляет почти 100%.

Второе направление – это разгрузка судей. Многие процедурные вопросы стоило бы упростить, для того, чтобы уменьшить объем работ. Тогда, как следствие, сократится и нагрузка на судебных приставов. Еще одна мера – повышение порога «стоимости дела», подсудного мировому судье. Вообще эти «пороги» нужно пересматривать регулярно, поскольку зарплата по стране растет, происходят экономические процессы. Например, запрет на выезд за границу раньше был при долге в 10 тыс. рублей, а сейчас его подняли до 30 тыс. за исключением алиментов. И это правильно. Для гражданских дел, подсудных мировым судьям, порог совершенно точно можно сегодня повысить до 150 тыс. рублей, например. Такой «пересмотр» порогов значительно разгрузит федеральных судей.

Источник: Газета.Ru

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии.