Правительственный проект поправок в УПК вводит новое правило для водителей, задавивших людей. На время суда и следствия виновников смертельных аварий будут лишать водительских прав. Соответствующий законопроект утвердила правительственная комиссия по законопроектной работе.

Инициатива в целом расширяет применение к подследственным и подсудимым мер, альтернативных аресту. Человека не возьмут под стражу, но оставят под строгим контролем на воле.

Одно из резонансных положений касается водителей. Считается, что арест должен применяться в крайних случаях. Водители, как правило, это законопослушные в обычной жизни люди. У виновника аварии, скорее всего, есть дом, работа, семья. Да разве он хотел проливать кровь на дороге? Просто ума не хватило сбавить скорость.

Новый проект предлагает изменить подходы: такого водителя решением суда будут отлучать от руля и брать под надзор на воле. Если потребуется, на него смогут надеть и электронные браслеты. Однако водительская норма – лишь небольшая часть проекта. Инициатива касается всех подследственных и подсудимых и расширяет применение гуманных мер, призванных стать заменой аресту.

Теперь суды смогут прописывать специальные запреты обвиняемым. Такие новшества заложены в проекте поправок в УПК, который Госдума готовит ко второму чтению. Сейчас правительственная комиссия по законопроектной работе утвердила изменения, которые предлагается внести в проект.

Инициатива вводит новую меру пресечения: запрет совершения определенных действий. Это станет еще одной альтернативой аресту. То есть человека не отправят в следственный изолятор, а оставят дома. При этом ему детально пропишут, чего нельзя делать. Присматривать за соблюдением запретов будет тюремное ведомство – с помощью электронных браслетов и других средств контроля.

Новизна подхода еще и в том, что запреты в разных вариациях смогут применять как отдельно, так и дополнением к другими мерами – залогу и домашнему аресту.

Следователь заберет водительские права у подследственного водителя и приобщит документ к делу.

В УПК появится новая статья «Запрет определенных действий». Она даст полномочия суду устанавливать фигуранту уголовного дела определенный набор запретов. Скажем, человеку нельзя будет выходить из дома в определенное время. В таком случае суд, скорее всего, предпишет ему оставаться в родных стенах с вечера до утра. А днем разрешит ходить по своим делам – на работу, учебу и т.п.

Абсолютная новация: обвиняемому могут запретить подходить ближе определенного расстояния к определенным объектам или лицам. Нетрудно догадаться, что суд прочертит своего рода защитную линию вокруг свидетелей и потерпевших. А директору завода, подозреваемому в растрате, могут запретить появляться на предприятии. Ближе ста метров к проходной – не подходить.

Кроме того, суды составят для человека стоп-листы – списки тех, с кем ему запрещено общаться. То есть не только встречаться, но созваниваться или переписываться. Ничего нельзя.

Понятно, что обвиняемого, скорее всего, заставят оборвать контакты на время разбирательства с дружками, проходящими по одному с ним делу. Чтобы не сговорились. Возможно, запретят звонить свидетелям и потерпевшим. И так далее. Главный принцип: чтобы общение человека не мешало разбирательству.

Дается судам и право отключать подследственных от связи – почты, телефона, Интернета. Но совсем отрезать человека от мира нельзя. В экстренных случаях взяться за телефон вполне позволительно.

«Подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, – говорится в проекте, – а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, со следователем».

О каждом таком звонке в случае установления запретов, связанных с использованием средств связи, подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган. Иными словами – вызвал «скорую», надо проинформировать о том уголовно-исполнительную инспекцию.

«Проект сделает систему мер пресечения более гибкой и эффективной, – пояснил председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.По закону взятие под стражу должно применяться только в исключительных случаях, когда другие меры невозможны. Однако на практике более широкое использование залога и домашнего ареста сдерживалось из-за подозрений, что обвиняемые на свободе начнут мешать расследованию. Проект решает эту проблему. Суды при избрании меры пресечения в виде залога или домашнего ареста смогут применять отдельные запреты с учетом личности обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Также запрет определенных действий может применяться и как отдельная мера».

По его словам, возможность назначить залог вкупе с контролем может стать весомым аргументом против взятия обвиняемого под стражу. И если следователь будет настаивать на аресте, ему потребуется предъявить серьезные доказательства, что человек может скрыться или как-то надавить на свидетелей. Если у обвиняемого будет на ноге электронный браслет, предписанный режим так легко не нарушить. Если же человека поймают на нарушении запретов, то могут отправить в следственный изолятор. Так что не в интересах домашнего арестанта будет искать связи с теми, с кем нельзя.

Источник: «Российская газета»

Фото: сайт Спокойно.ру

11 июля 2017