Много шума наделало заявление президента-председателя правления Сбербанка Германа Грефа, сделанное им недавно в Калининграде. Выступая перед студентами на лекции в Балтийском федеральном университете имени Канта, он посоветовал будущим юристам «забыть» профессию, поскольку в наступившую цифровую эру их обязанности «значительно лучше» может выполнить компьютер.

«В прошлом году 450 юристов, которые у нас готовили иски, были сокращены. У нас нейронная сетка готовит исковые заявления значительно лучше. Мы сегодня перестаем брать юристов, которые не знают, как работать с нейронной сетью. И если вы заботитесь о своем будущем, пожалуйста, пройдите соответствующий курс обучения», — посоветовал студентам Герман Греф.

«Российская газета» попросила прокомментировать заявление Грефа о туманных перспективах в современном мире профессии юриста председателя Ассоциации юристов России, главу думского комитета по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова.

«Стоит напомнить, что подобные заявления об «эрах» и ненужности юристов делались в истории неоднократно. В начале XX века революционеры «предрекали» гибель юридической профессии, закона и права после осуществления мировой революции. В странах Европы такие высказывания звучали в начале XIX века, при подготовке европейских кодифицированных актов. Аргументация была такова, что с появлением кодексов гражданам и так все станет понятно, поэтому необходимость в юристах будет падать.

Если еще глубже заглянуть в историю, то можно вспомнить времена правления византийского императора Юстиниана — это VI век нашей эры. Юстиниан систематизировал римскую правовую традицию и действующее законодательство, дополнив его новаторскими идеями. В результате появились его знаменитые Дигесты, Институции и Кодекс Юстиниана – «храм римской юстиции», как он сам говорил. В тот период запрещали интерпретацию и комментирование свода Юстиниана. У некоторых его современников тоже возникали сомнения в дальнейшем развитии юридической профессии.

Однако по прошествии веков профессия юриста не только продолжает существовать, но и становится более востребованной. Жизнь не стоит на месте, она развивается вместе с технологиями. Меняются права, обязанности и ответственность граждан и юридических лиц. И именно поэтому нужны специалисты, которые могут профессионально отстаивать интересы и защищать права граждан во все более усложняющихся реалиях. Компьютер, безусловно, помогает, но не заменяет их. Мало того, марксисты приучили нас к тому, что не культура, а экономика — основа жизни. А теперь вот новая история: «компьютер будет защищать человека».

Возвращаясь к заданной Германом Оскаровичем теме, следует подчеркнуть, что юрист — это специалист в отраслях права, а лоно права — это культура. Здесь речь идет, прежде всего, о доминирующих в обществе ценностных и моральных установках, которые лежат в основе любой правовой конструкции, в том числе закона. Поэтому труд юриста требует не только широчайшего интеллекта, эрудиции, глубоких юридических познаний и их постоянного совершенствования, но и высоких моральных и этических качеств личности. А в этом компьютер уж точно нам не конкурент», — прокомментировал Павел Крашенинников.

Ранее «Российская газета» спросила у нескольких экспертов, что они думают о заявлении Германа Грефа. Действительно ли искусственный интеллект уже подсиживает юристов, лишая тех работы. Среди отвечающих нашлись как те, кто полностью согласился с перспективами, обрисованными главой госбанка, так и те, кто заочно поспорил с ним.

К примеру, член Президиума АЮР, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский назвал Грефа человеком увлекающимся, с чем и связано столь эмоциональное заявление. По его словам, Греф лишь выразил некое литературно-поэтическое преувеличение, и не стоит его слова рассматривать как конкретный прогноз по конкретной профессии.

«С моей точки зрения, работа юристов может быть подменена работой интеллектуальной платформы, но только в той части, в которой юрист выполняет какие-то формализованные функции. Но работа адвоката по сложным уголовным или гражданским делам, а не по долговым распискам или кредиторской задолженности, она требует анализа целого рода обстоятельств, которые истолковать можно с точки зрения закона и так, и так. Ведь не случайно есть такое выражение, что хороший юрист — это не тот, который знает все законы, а тот, который умеет ими пользоваться», — сказал Барщевский.

А вот аналитик в IT-компании Игорь Кустов считает, что Герман Греф прав, что юристов могут подсидеть машины, поскольку их работа зачастую четко регламентирована, не позволяя каких-либо отклонений или творческого подхода.

Император Византии Юстиниан I родился в 483 году в славянской крестьянской семье в селении Вердяня близ Средца (ныне София, столица Болгарии). Когда дядя его Юстин возвысился при Анастасии Дикоре, он приблизил к себе племянника и сумел дать ему разностороннее образование. Способный от природы Юстиниан постепенно стал приобретать при дворе влияние. После смерти дяди занял императорский престол. Юстиниан I прославился как реформатор и издатель полного собрания римских законов. Он распорядился упорядочить огромное количество указов и всего наследия античной юриспруденции.

Источник: «Российская газета»

3 августа 2017