20 марта 2017 года в Государственную Думу поступил проект федерального закона «О внесении изменений в статьи 31 и 37 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Автор законопроекта, председатель Комитета ГД по государственному строительству и законодательству, председатель Ассоциации юристов России Павел Крашенинников сообщил следующее.

Согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению, определяется советами адвокатских палат субъектов РФ. Данный порядок в различных регионах имеет свои особенности и не является единообразным.

Между тем в соответствии с проектом федерального закона № 99653-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» определение порядка назначения защитников от государства предлагается отнести к компетенции совета Федеральной палаты адвокатов.

«В этой связи законопроектом вносится соответствующее изменение в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», закрепляющее, что порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению, определяется советом Федеральной палаты адвокатов. При этом на адвокатские палаты субъектов РФ возлагается функция по организации оказания юридической помощи адвокатами-защитниками по назначению в соответствии с указанным порядком», – сообщил Павел Крашенинников.

По его словам, принятие законопроекта приведет к единообразному регулированию данного вида адвокатской деятельности на всей территории Российской Федерации, «что в конечном итоге направлено на исключение ситуаций, когда защитники назначаются вопреки интересам подозреваемых или обвиняемых», заявил Павел Крашенинников. Это будет способствовать повышению эффективности реализации конституционных прав граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

20 марта 2017