14 апреля 2017 года заместитель председателя Правления Ассоциации юристов России Денис Паньшин выступил с экспертным мнением в программе «Утро России» на телеканале «Россия-1».

Денис Игоревич ответил на вопросы ведущих, разъяснив принятые в марте 2017 года поправки в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, уточняющие процедуру производства фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки, а также устанавливающие порядок трансляции открытого судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Новым законом установлено, что трансляция открытого судебного заседания в Интернете допускается с разрешения суда. Судебное разбирательство проводится в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок судебного заседания и безопасность участников процесса.

Может ли судья все же запретить видеосъемку и учтена ли законом интернет-трансляция в социальных сетях?

Подробнее об этом смотрите в программе:

Напомним, что 7 мая 2012 года одним из первых распоряжений Владимира Путина на президентском посту стал указ, предусматривающий совершенствование системы размещения судебных решений и организацию трансляции судебных заседаний в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Более того, свою предвыборную кампанию в феврале того же года Путин фактически начал программной статьей «Демократия и качество государства», в которой прямо предложил содействовать возрождению «судебной журналистики» в качестве одного из инструментов повышения открытости судопроизводства. По мнению Путина, это «позволит шире и глубже обсуждать правовые проблемы общества, повышать уровень правосознания граждан».

Таким образом, именно проект «открытости правосудия» и совершенствования взаимоотношений между журналистами и судебной властью стал одним из краеугольных положений новой стратегии Путина по развитию государства.

Принятые же в марте 2017 года законодателем поправки в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации уточняют процедуру производства фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки, а также устанавливают порядок трансляции открытого судебного заседания по радио, телевидению и в Интернете.

Новым законом установлено, что трансляция открытого судебного заседания в Интернете допускается с разрешения суда. Судебное разбирательство проводится в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса. Фото- и киносъемка, видеозапись и трансляция судебного заседания по радио, телевидению и в Интернете не должны мешать порядку в судебном заседании.

Кроме того, установлен прямой запрет на трансляцию судебных заседаний на стадии досудебного производства.

Важное замечание: в 2012 году Пленум Верховного суда Российской Федерации выпустил постановление, в котором говорилось, что судья не может ограничить право журналистов вести текстовые трансляции онлайн. Записи в Интернете и зарисовки, согласно постановлению, относятся к письменной форме фиксации хода судебного разбирательства, которую подписанный 28 марта 2017 года закон не ограничивает.

Съемка всегда производилась по разрешению суда, обратимся к ч.5 ст. 241 УПК РФ в прежней редакции: «Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Проведение фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании». В этом плане ничего не изменилось.

В части уточнения данного порядка, а также применительно к регламентации трансляции заседания по радио и телевидению принятый закон соответствует всем гарантиям гласности судебного разбирательства. Обязательным условием производства указанных действий, как и ранее, является разрешение председательствующего. В качестве позитивной новеллы выступает закрепление обязательности выяснения и учета председательствующим мнения участников судебного заседания по поводу продолжительности и места проведения фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки (ч. 5 ст. 257 УПК РФ), поскольку отсутствие этой нормы приводило на практике к игнорированию возражений подсудимого против его назойливой фото- и видеосъемки журналистами.

К позитивным моментам можно отнести и то, что любые ограничения проведения фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки, трансляции открытого судебного заседания по радио, телевидению могут быть обусловлены только требованием соблюдения порядка судебного заседания, что исключает произвольные действия председательствующего по безосновательному удалению «нежелательных» журналистов из зала заседания.

Что касается обязательности получения разрешения председательствующего на трансляцию открытого судебного заседания в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», то здесь возможны проблемы толкования термина «трансляция в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», что может вызвать проблемы на практике, поскольку указанный термин не имеет четко выраженного нормативного содержания и может включать в себя, помимо видео- и аудиотрансляции, текстовую трансляцию посредством различных коммуникативных технологий в социальных сетях и мессенджерах.

В этой части принятый закон не дает разъяснений по ряду острых вопросов:

— видеозапись и трансляция судебного заседания возможны по решению председательствующего, который с учетом своих интересов может легко отказать в соответствующем ходатайстве.

Действия организаторов разрешенной судом интернет-трансляции могут быть ограничены им во времени и должны осуществляться на указанных судом местах в зале заседания. При этом также должно учитываться мнение участвующих в деле лиц.

Если в ходе судебного разбирательства осуществлялись фотосъемка, аудио- или видеозапись, киносъемка допросов, трансляция по радио, телевидению или в Интернете, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В данном случае сделанные записи прилагаются к материалам уголовного дела. При трансляции судебного заседания по радио, телевидению или в Интернете в протоколе судебного заседания также должно указываться наименование СМИ или интернет-сайта, проводящего трансляцию.

И отсюда второй, сложный и нерешенный вопрос:

— согласно новой редакции ч. 5 ст. 259 УПК РФ материалы фотографирования, аудио- и видеозаписи, киносъемки должны прилагаться к материалам уголовного дела, однако не указано, какую процессуальную силу они будут иметь.

Существует опасность того, что суды могут, например, приобщать к материалам дела аудиозаписи судебного заседания, но в дальнейшем их полностью проигнорировать. Современному УПК необходима четкая формулировка нормы о том, что приобщенные материалы являются именно доказательствами, а не просто записями, которые, как однажды высказался Верховный суд РФ, сторона защиты ведет в своих собственных интересах.

14 апреля 2017